Кому весной охота, а кому не охота

Подготовили Андрей ЗУБОВ, Наталья БОРОВАЯ
В начале года охотничью общественность вновь взбудоражило известие о закрытии весенней охоты на водоплавающую дичь. И хотя сезон 2014 года запрет миновал, мы решили озвучить эту тему и выслушать мнения и доводы всех заинтересованных сторон. Задача была упрощена тем, что ОЮЛ «Союз обществ рыболовов и охотников РК» собрал в Алматы «круглый стол», где могли высказаться практически все участники полемики. Остальные откликнулись на сделанные нами запросы.

Николай Березовиков, орнитолог,
сотрудник Института зоологии Республики Казахстан:
– В течение последних 10 лет на территории Республики Казахстан наблюдалась устойчивая тенденция снижения численности мигрирующих и гнездящихся водоплавающих птиц и в первую очередь речных и нырковых уток. Эта информация основана на данных областных территориальных инспекций, предоставляемых в Институт зоологии. Подобная же ситуация сложилась и в соседних областях России, Узбекистана и Кыргызстана. Такой массовый вид уток, как шилохвость – излюбленный объект весенней охоты, за последние годы стал малочислен, а общая численность другого обычного вида – серой утки – сократилась приблизительно на 50 процентов. По этой причине среди мигрантов доля речных уток резко снизилась, и стало наблюдаться преобладание нырковых уток, которые пролетают через территорию Казахстана в более ранние сроки.
Общее снижение численности водоплавающих птиц обусловлено неблагоприятными погодно-климатическими и антропогенными условиями в местах гнездования, линьки и на зимовке.
Особенно губительным для них был ряд суровых зим в 2000–2010 годах, когда замерзали не только равнинные водоёмы Центральной Азии, но и Каспийское, Азовское и Чёрное моря. Во время одной из таких зимовок 2009/2010 наблюдалась гибель птиц от аномальных морозов и на казахстанских водоёмах. Ситуацию усугубило распространение инфекционно-вирусных заболеваний в местах зимовок водоплавающих птиц, в том числе и «птичий грипп», имевший место в 2006 году.
До сих пор происходит истребление уток местным населением на южноазиатских и африканских зимовках, где охота вообще не регламентирована. В Италии охота длится с осени до весны в течение шести месяцев.
После распада СССР прекратилась охрана мест массовых каспийских зимовок водоплавающих птиц, например в Ленкорани (Азербайджан).
В результате сильных засух прошедшего десятилетия ухудшились условия обитания и воспроизводства водоплавающей дичи на основных озёрных системах Казахстана. Степные озёра и реки сильно обмелели.
Весенняя любительская охота также относится к числу существенных факторов, влияющих на численность водоплавающих птиц, особенно после суровых зимовок. Отстрел уток и гусей накануне размножения – уничтожение их потенциального репродуктивного фонда. Квотированный отстрел 10–15 тыс. уток весной даже в пределах одной области приводит к потере летнего приплода в 50–60 тыс. особей и заведомо подрывает биологическое разнообразие любой из наших областей или соседних республик. К тому же, чаще всего открытие охоты весной приходится на сроки, когда основная миграционная волна дичи уже прошла. (Разве в этом виноваты охотники? – Прим. редактора). Поэтому производится отстрел преимущественно птиц, уже осевших на гнездовье. Действительный процент добычи уток весной, определяемый по количеству выдаваемых охотобществами путёвок, в действительности всегда сильно занижен. Так, в результате распространённой браконьерской охоты добывается уток обычно в два-три раза больше. (Искоренение браконьерства, в первую очередь – задача уполномоченных органов, а не законопослушных охотников. Опираясь на эти доводы, можно закрыть и осеннюю охоту. – Прим. редактора).
Запрет на весеннюю охоту в Казахстане уже действовал с 1968 по 1988 год и дал свой положительный эффект. В настоящее время мораторий на охоту вновь приобрёл острую  необходимость – водоплавающим птицам требуется время на восстановление былой численности, а охотоведам и учёным нужно разобраться в причинах возникших проблем. Украина уже законодательно ввела с 2003 года полный мораторий на весеннюю охоту. Закрыта она в целом ряде регионов Российской Федерации, в частности в Астраханской, Омской, Кемеровской и других областях. В Алтайском и Забайкальском краях уже вводился временный запрет на охоту.

Сергей Скляренко, кандидат биологических наук,
директор Центра прикладной биологии, замдиректора АСБК по науке:
– Весенняя охота на водоплавающих птиц, с моей точки зрения, нецелесообразна по ряду причин. Я даже не буду затрагивать этические мотивы: мол, нельзя убивать птиц, только что переживших зимовку весной, когда всё живое радуется жизни. Я хочу остановиться на двух аспектах – биологическом и хозяйственном.
Весной в Казахстан прилетают отборные птицы-производители. Они прожили зиму где-то на Ближнем Востоке или в Африке, где на них велась охота, где они пережили различные опасности и трудности, перенесли тяжёлый перелёт. Эти птицы все поголовно находятся в хорошем состоянии и готовы к размножению. И когда мы весной отстреливаем здоровых птиц, мы наносим ущерб генофонду популяции.
Теперь о хозяйственном моменте. У орнитологов есть такая поговорка: «Одна весенняя утка – это пять осенних». То есть приплод составит в среднем пять птенцов. Поэтому весенняя охота ещё и нерациональна. Это всё равно, если бы хозяин стал резать своих кур, до того как они снесут яйца.
Кроме этого, отстреливая селезня (давайте предположим, что у нас всё идёт по закону и при охоте погибают только селезни), мы разбиваем пару. Потому что та же кряква летит с зимовки парами. Возможно, для утки найдётся и другой селезень, а если нет?
Ещё одно обстоятельство заставляет меня выступить сторонником запрета на весеннюю охоту. Отстрел мигрирующей дичи является мощнейшим фактором беспокойства для местных птиц. Если охотник начнёт стрелять по стае птиц, которая летит на Север через Казахстан, то стая просто улетит дальше. Но ведь у нас есть утки, которые гнездятся в нашей стране, – именно на них весенняя охота сказывается очень пагубно. И при охоте часть уток также пытается улететь вместе с пролётными. И улетает. Так снижается поголовье.
Ещё один аргумент. Весенняя охота запрещена во многих странах мира, в том числе и в ЕС. Поэтому многие говорят, что закрытие весенней охоты в Казахстане лоббируют европейские охотничьи сообщества. Это миф. На самом деле им будет только выгодно, если у нас охоту не закроют. Тогда они могут спокойно приезжать к нам и охотиться в своё удовольствие.
Так что я против весенней охоты. Её нужно закрыть без всяких мораториев. Пусть остаётся осенняя. Она более гуманна и оправдана со всех точек зрения.

Андрей Коваленко, орнитолог,
сотрудник Института зоологии Республики Казахстан:
– Все цифры, которыми мы, учёные, оперируем, берутся из воздуха. На самом деле нет никакого учёта, потому что никаких исследований давно не проводится. Почему? Как можно что-то требовать от учёных, если из бюджета на научные исследования не идёт ни копейки?! Тем не менее учёные института проводят мониторинговые исследования в рамках других проектов, негосударственных. Я уже около 10 лет провожу учёт зимующих водоплавающих на Чардарьинском водохранилище и имею полную картину. Например, по той же крякве могу сказать, что она там растёт и процветает, только в последний год численность немного упала. А вот по другим птицам картина удручающая. Так, численность гуся упала катастрофически – с 50 тысяч до нуля. Хотя никакой охоты весной на него не проводится.
Что касается охотников, то моё мнение таково: они вкупе с браконьерами наносят природе, в частности птицам, колоссальный ущерб. Поэтому и идут споры о запрете весенней охоты. Идут не только в нашей стране, но и в других государствах. В соседней России развернулись жаркие дискуссии. Там также обвиняют орнитологов в том, что они не могут представить детальный отчёт по поголовью птиц, и орнитологи так же, как и мы, говорят об отсутствии финансирования, а значит, и об  отсутствии отчётов.
Несмотря на всё это, мне кажется, что начинать нужно не с запрета, а с другого. Нужно менять всю систему охоты. Мы привыкли, что всё, что у нас ползает, прыгает и летает, – всё общее. Можно стрелять, ловить, потому что эта живность никому не принадлежит. А нужно сделать так, чтобы у каждого охотхозяйства был свой хозяин, который бы разводил дичь и мог ею распоряжаться…

Николай Проскурин,
президент ОЮЛ «Союз обществ охотников и рыболовов РК» (Казохотрыболовсоюз):
– Мы не получали никаких данных о снижении численности водоплавающих птиц, при том, что в каждой области в охотничьих хозяйствах проходит ежегодный учёт поголовья птиц. Колебания этой численности есть, но в какой мере это зависит от охоты? Если бы, как утверждают противники охоты, численность водоплавающей дичи в охотничьих хозяйствах снижалась, а там, где охота запрещена, то есть в резервном фонде охотничьих угодий и особо охраняемых природных территорий, составляющих более 50 процентов всей территории Казахстана, численность росла, было бы всё ясно – виноваты охота и охотники. Но этого не наблюдается. Поэтому для принятия такого серьёзного решения, как запрет весенней охоты, необходимо изучение всего комплекса причин этих колебаний.
Для этого нужно создание рабочей группы, куда бы вошли орнитологи, представители Казохотрыболовсоюза, охотопользователи, другие компетентные лица, которая составила бы чёткое биологическое заключение. И вот тогда, если мы убедимся, что есть тенденции к снижению численности птиц, можно будет принять и соответствующее решение.
С другой стороны, если мы запретим весеннюю охоту у нас в Казахстане, а в сопредельных странах она будет разрешена, мы только накажем своих охотников. Причём накажем ни за что. Потому что у нас охота идёт по квотам – тем, которые не позволяют наносить существенный урон поголовью птиц. И такого квотирования нет нигде в мире!
Ассоциация «Кансонар» и ОЮЛ «Казохотрыболовсоюз» полностью за дичеразведение. Но у нас ещё нет закона по дичеразведению. Его только хотят ввести. Поэтому, когда кто-то возмущается, мол, вы, охотники, не занимаетесь разведением дичи, мы отвечаем: «А как мы можем этим заниматься, если нет закона, нет земли для занятия этим нужным и полезным делом?!» Так что, если такой закон примут, всё изменится.

Сергей Соколов, директор ТОО «Охотпроект»,
член президиума ассоциации «Кансонар»:
– Моё сугубо личное мнение таково: нужно исходить из наших культурно-исторических корней. Весенняя охота – это охота с использованием кряковной подсадной утки. И добыча, как правило, там небольшая. К сожалению, молодёжь забыла эту традицию, а если спросить у старых охотников, то вы поймёте: весенняя охота всегда была праздником. Праздником единения с природой. Здесь нет самоцели что-то добыть!
Поэтому я считаю: запретить всегда легко, труднее организовать. Кроме того, нарушаются конституционные права гражданина – охотника. Согласитесь, любой нормальный человек пойдёт на ограничение своих прав ради блага общества, если это ограничение будет как следует обосновано. Пока такого обоснования мы не видим.
Давайте сделаем так: запретим весеннюю охоту без подсадной утки! Мне возражают: кто в городе сможет держать подсадную утку? Согласен. Но, я думаю, выход есть. Пусть охотничье хозяйство обеспечит желающим подсадную утку. Это несложно. Оно организует охоту, получает деньги, пусть решит и этот вопрос. Тогда это и будет сохранением культурных ценностей.

Рыспек Байдавлетов,
заведующий лабораторией териологии,
РГП «Институт зоологии МОН РК»:
– Я рад, что у нас разыгралась такая дискуссия. Это говорит о том что, вопрос на самом деле животрепещущий. Эту проблему я понимаю таким образом. Есть природный ресурс – в данном случае водоплавающие птицы, – который мы традиционно используем. Есть огромная армия наших охотников, и поскольку есть постановление правительства, охотники имеют полное и законное право использовать этот ресурс. Вот об этой, законной стороне дела мы часто забываем.
Вторая сторона. К сожалению, не правы те, кто считает, что профессионалы из Института зоологии не владеют информацией.  Это не так. Мы уже долгое время говорим о том, что идёт постепенное снижение поголовья водоплавающей дичи. Так происходит во всём мире. Только в Евро-Азиатском регионе произошло снижение в 3,5 раза! Это страшная цифра… И во многих странах, которые не ввели запрета на отстрел этой дичи, утку бьют и бьют. Значит, нужно ставить вопрос шире: подключать международные организации и тогда вводить определённые квоты.
Мне кажется, сейчас было бы самым разумным инициировать создание нормальной рабочей группы, куда вошли бы учёные, охотники, представители общественности. И тогда можно принять взвешенное решение. Если мы убедимся, что снижение численности дичи существует на самом деле, ввести мораторий, чтобы дать возможность птице восстановиться.

Анатолий Дианов,
председателеь Алматинского общества
охотников и рыболовов:
– Основная масса водоплавающей дичи через наши охотхозяйства проходит транзитоми на гнездовье, остаётся лишь малая её доля. Наиболее ценные в гнездовых отношениях угодья в Алматинской области заняты республиканскими заказниками (дельта реки Или), а как налажена в них охрана – это уже другой вопрос.
Закрытие весенней охоты на селезней уток на территории Алматинской области ни в коем случае не повлияет на численность водоплавающих. Если закрывать, то закрывать надо, начиная с мест зимовок и до тундры, составляя мораторий с сопредельными государствами. Необходимо решать вопрос на межгосударственном уровне, с урегулированием и повышением уровня воды в Капшагайском водохранилище, где уже который год негде гнездиться водоплавающей птице, а на месте тростниковых и тугайных зарослей образуется пустыня.
Мы понимаем, что контингент современных охотников сильно отличается от охотников старшего поколения. Часто стрельба ведётся по пролётным стаям из самозарядных автоматических ружей. Но нужны строгие меры со стороны уполномоченных органов, чтобы это пресекать. Также попираются давние охотничьи законы и традиции, мало кто держит подсадных кряковых уток. С закрытием весенней охоты и последние традиции старшего поколения канут в Лету.
С введением запрета подорвётся финансовое положение охотпользователей, а государство недополучит значительную часть средств, которая могла бы быть использована на решение проблемы по выявлению причин падения численности и организацию охранных мероприятий, мониторинга и т. д.
Для большинства охотников-любителей весенняя охота – долгожданный повод для общения с пробуждающейся природой, а размер добычи не так важен. Мы за традиционную весеннюю охоту. А проводить её надо в сжатые сроки, без дней покоя, захватив первую волну пролёта, чтобы основная масса прошла без выстрела и спокойно загнездилась.

Инициативная группа субьектов охотхозяйстенной деятельности РК:
– Мы считаем, инициированный запрет весенней охоты нанесёт охотничьему хозяйству Казахстана серьёзный ущерб, причём без всяких экологических выгод, так как охота производится на селезней перелётных уток, которых совершенно свободно могут добывать в других странах. Стоит ли наносить ещё один удар по нам ради сохранения объектов охоты в тех странах, которые не считают целесообразным ограничивать охоту на своих территориях?
Напротив, в тех странах, где государство уделяет больше внимания охотничьему хозяйству, сезон охоты на разные виды дичи открывается дифференцированно, с учётом их биологии и экономической целесообразности.
В Кыргызстане, например, сезон охоты на полорогих животных разделён на два этапа: осенний и зимний. Во время гона животных не беспокоят, зато после Нового года открывается зимний сезон: с 1 января до конца февраля. Лимит и квоты от этого не увеличиваются, добывается то же количество самцов полорогих, но увеличение сезона по времени растягивает нагрузку на экосистемы и увеличивает возможности финансирования охотхозяйств за счёт сервиса.
…Итак, что мы имеем.

Первое. Сторонники закрытия весенней охоты говорят: «Запрет приведёт к сохранению охотничьей фауны». Сомнительно. Весенняя охота на водоплавающую дичь в Казахстане открывается на небольшой ограниченный срок (10 дней), только на селезней уток, причём до начала периода размножения (конечно, если открывать её вовремя). Охота и без того круглый год строго запрещена на значительной части территории Казахстана – это наши заповедники, заказники, Национальные парки, а также огромные территории, так называемые «общего пользования». Причём большинство этих земель наименее разрушено хозяйственной деятельностью человека. И что, численность представителей охотничьей фауны там на высоком уровне? Как бы не так. Только никогда не покидавший кабинета человек может утверждать, что там строго соблюдается зпрет охоты и охотничьи животные, находясь в полной безопасности, там процветают. Так зачем издавать такие запреты, которые заведомо не будут исполняться. Кому от этого станет лучше? Природе? Удар придётся только на законопослушных граждан. Также в Казахстане при весенней охоте допускается лишь ограниченное число разрешённых к добыче особей в отличие, к примеру, от России, где охотник волен стрелять уток, сколько ему вздумается.

Второе. «Наука – против!» Например, возьмём один такой научный подход. Важный объект из нашей пернатой дичи на юге и юго-востоке Казахстана – кеклик. В суровые зимы почти полностью вымирает. Предлагается (научно) закрыть охоту на три года и ждать, когда он самостоятельно восстановит свою численность. Это разве наука? Не разумнее ли в такие зимы, организовать подкормку и тогда ни о каком падеже не будет и речи. Организованные охотхозяйства с грамотными специалистами-охотоведами, которым не будут навязывать правила ни сверху, ни сбоку, – вот гарантия сохранности и процветания охотничьей фауны.

Третье. «Наши охотники не разбираются где селезни, где утки». Так давайте проводить для кандидатов в охотники реальные экзамены и строго требовать соответствующих знаний со всех лиц, получающих охотничий билет.
Для этого нужно также выпускать (или выделять на это средства) специальные охотничьи брошюры, определители и прочую литературу, повышающую уровень наших охотников.

Четвёртое. Ссылка, что в ряде западных стран, такая охота запрещена.
Но, друзья, когда мы хоть отдалённо, приблизимся к тому уровню развития охотничьего хозяйства, как у них, соблюдению прав охотников, а главное – неукоснительному исполнению законодательства всеми гражданами, тогда, пожалуй, можно и сослаться.

P.S. Комитет лесного и охотничьего хозяйства МООС ВР РК на запрос редакции дал ответ: «…В настоящее время вопрос ограничения весенней охоты не рассматривается». Полный текст письма читайте  ЗДЕСЬ Скачать PDF.

Метки: , , , , ,

Комментарии

  1.  

    Правильно сказано я за!!!!

  2.  

    Нельзя запрещать весеннюю охоту. Наоборот, это будет способствовать распространению массового браконьерства. Весенняя охота на селезня с подсадной уткой – это один из самых распространенных видов любительской охоты практически во всем мире. Об этом виде охоты, еще в 19 веке писал Леонид Павлович Сабанеев — великий русский зоолог, натуралист, популяризатор и организатор охотничьего и рыболовного дела из дворянского рода Сабанеевых. Весь охотничий мир будет над нами смеяться, крутя пальцем у виска. Необходимо усилить егерскую службу, ужесточить уголовное наказание за браконьерство, а именно вместо наших штрафов, которых у нас никто не боится, нарушителей нужно лишать свободы от трех до пяти лет, в зависимости от ущерба государству и пожизненно заниматься охотой.

    • Ответитьclaytonjustusom.blogspot.com
       

      “Необходимо усилить егерскую службу, ужесточить уголовное наказание за браконьерство, а именно вместо наших штрафов, которых у нас никто не боится, нарушителей нужно лишать свободы от трех до пяти лет, в зависимости от ущерба государству и пожизненно заниматься охотой.”
      Вы готовы оплатить усиление егерьской службы? Или вы считаете, что государство должно? И почему за 25 лет все эти вопросы не только не решались, но даже не пытались продвигаться охотничьим лобби в правительстве…? Вы сами, охотники, были социально безактивны все эти годы… Результат налицо! И весь мир уже смеётся над вами…

  3.  

    Раньше было больше утки – Конечно, и полей было больше где утка кормилась, реки были полноводнее где утка могла гнездиться. А весной когда селезни не дают утке сидеть на яйцах – это как? Так что по поводу весеннего запрета мою мнение однозначно – на поголовье не влияет потому что уважающий себя охотник никогда не будет стрелять по утке особенно весной (весенний селезень отчетливо отличается от утки). А по поводу браконьеров – это уже другой вопрос и им пофигу открыта охота или нет.

Ваш комментарий