Спортивная закалка непобедима

Спортивная закалка непобедима

Автор: Галина МУЛЕНКОВА

Фото из архива Ганны ЯКИМЧУК

Бывшие конькобежцы, которые в своё время были воспитанниками республиканского спортинтерната, попросили меня написать материал об их тренере Ганне Владимировне Якимчук. 11 июня 2019 года ей исполняется 80 лет.

Она не раз выигрывала чемпионат Казахской ССР по конькобежному спорту, побеждала на всесоюзных соревнованиях, работала в «Енбеке», 16 лет была тренером в интернате, никогда не пользуясь отпуском, потому что не могла надолго оставить своих воспитанников, которые были её семьёй, занималась организацией летних лагерей для школьников и 15 лет была физруком в школе. Работая с детьми, своего ребёнка она завела после сорока.

Я созвонилась с Ганной Владимировной, поразилась бодрому голосу в трубке и в назначенное время поехала на встречу. Нашла нужный дом, но дверь в подъезд никак не открывалась. Устав бороться, хозяйка сообщила в домофон, что сейчас спустится. Мне было неловко – всё-таки человек в возрасте, но через несколько минуту дверь подъезда распахнула ухоженная дама в нарядном платье и бодро пошла вверх по лестнице на четвёртый этаж.

– Спортивная закалка непобедима, – думала я, широко шагая за ней следом по ступенькам.

Выглядит Ганна Владимировна значительно моложе своих лет. Она приготовила для меня значки и медали, предупредив, что от большей части наград была вынуждена избавиться, потому что уже некуда было их класть. Женщина, которая «лохматила» лёд Медео в годы, когда высокогорный каток называли «кузницей рекордов», поведала мне свою историю.

 dsc_8014m

Вместе с четырьмя детьми, двое из которых были новорожденными близнецами, их мать оказалась в оккупации на Украине. Отец ушёл добровольцем и не вернулся. А после войны семья, уменьшившись наполовину, вернулась в родной Архангельск. Сестры Нэля и Ганна пошли в школу, а в свободное время втискивали валеночки в папины коньки 42 размера и развлекались покатушками по застывшим лужам. Когда мама купила «хагины» с укороченными носами, их приклепали к ботинкам для мальчиков, и девочки стали ходить на каток. Асфальта в городе не было. Зимой на деревянном тротуаре утаптывали снег, и дети по этим мосткам добирались до стадиона. Платить было нечем, они перелезали через забор и разбегались в разные стороны, чтобы не поймали.

Когда Ганне было 14 лет, в школе набирали детей в секцию конькобежного спорта, и учительница повела самых активных ребят на каток. То, что происходило на льду, заворожило Ганну: люди в чёрном обтягивающем трико и шапочках с полосками стояли, застыв в ожидании команды на старте, а потом, заложив одну руку за спину, а другой, помогая себе разогнаться, плавно летели, будто за спиной у них были крылья.

Но ей не понравилось строгое целенаправленное движение по кругу. Куда как веселее было гоняться паровозиком на массовых катаниях с друзьями и подружками, однако тренер Константин Александрович Котов не упускал Ганну из поля зрения и сделал из неё конькобежку. Она была торопыга, и ребята говорили ей на тренировках:

– Ганка, ты так размахиваешь руками и ногами, что падаешь от собственной скорости.

 6uw7ktpzvytdlgjuu7ckxhh7jwe8dfiyqfubhooywgsdf5m2ruju24lqclji24cpkvyybetgf4hw-m

Но очень скоро Якимчук начала выигрывать у вчерашних лидеров. В начале сезона в России проводили всесоюзные соревнования «Приз Мельникова», по итогам отбирали в сборную Союза. Надо было попасть в число 25 лучших, чтобы отобраться на первенство страны. Так в 1962 году Ганна приехала на Медео на первенство СССР.

– Меня околдовала Алма-Ата. Это был город-сказка. Старые домики, деревья в белых шапках, голубое небо. Поднялась на Медео, увидела великолепное Малое Алматинское ущелье. Оно было тогда открытое, и тропинка манила идти дальше, в еловый лес, за которым стояли заснеженные вершины-истуканы. А когда я вышла на лёд после нашего архангельского катка, это было что-то неописуемое. У нас говорили так: «Мы катаемся по дороге», потому что лёд на морозе и при ветре всегда был жёсткий, а здесь светило солнышко, а коньки сами несли тебя к цели. Надо отдать должное ледоварам – уж что-что, а лёд на Медео всегда готовили хорошо, но там не было никаких условий. Стояли вагончики для спортсменов, и в них было холодно переодеваться, в судейской избушке тоже нежарко. Однако все ездили туда с удовольствием, выполняли нормативы, ставили рекорды. Помню, как заехала в ЦС «Буревестник» за новыми коньками, а там спрашивают, почему я ещё не на Медео. Пришлось мчаться домой и ждать звонка. Наш председатель велел срочно получить чековую книжку, купить билет и лететь в Алма-Ату. Все спортсмены уже были акклиматизированы, а я приехала за два дня до начала соревнований. В первый день на тренировке я летала, на третий день надо выступать, а ноги будто свинцом налились, потому что организм не привык к условиям среднегорья. В двадцатку-то вошла, а надо было попасть в число 18 сильнейших. Но тех, кто был близок к выполнению норматива на звание мастера спорта, всё-таки допустили, и наш квартет выполнил мастеров.

Когда на первенстве России она заняла второе место на дистанции 500 метров, её пригласили в Алма-Ату выступать за сборную Казахстана.

6uw7ktpzvytdlgjuu7ckxhh7jwe8dfiz3nxydx1apcyhlzzpqyfwxavhw859gwjjqzzk3ka5xlnv-m

– Пообещали дать квартиру, если буду хорошо бегать. Я переехала в начале 1964 года, а в 65-м, на первых крупных соревнованиях, заняла 9-е место на дистанции 1500 м. Впереди были Ольга Немова, Капитолина Серёгина и я. Вскоре я въехала в собственное жильё в 6-м микрорайоне и шесть лет бегала за Казахстан.

На длинной дистанции у Ганны всегда были хорошие результаты, и однажды сама Лидия Скобликова – единственная в истории конькобежного спорта 6-кратная олимпийская чемпионка, абсолютная чемпионка Олимпиады-1964 в Инсбруке, которую прозвали «уральской молнией», не поверила, что у неё выиграла Якимчук.

…Какое-то время в Алма-Ате её тренером был Май Ундеевич Хван. Но, вспоминает Ганна Владимировна, заступиться за неё было некому, и она всегда пробивалась сама. Так, во время соревнований на первенство республики в Лениногорске ударил мороз. Первую дистанцию она пробежала слабо.

– У меня так бывало, зато потом я отыгрывалась на остальных стартах. На дистанции 3000 метров я была сильнее всех, но тренер Ольги Немовой пошла в судейскую и сказала, что в 25-градусный мороз надо остановить соревнования, хотя в безветрие при такой температуре соревноваться разрешалось. Я северянка и могла бегать в любую погоду, но в тот раз Ольга Немова за счёт отмены турнира вышла вперёд по сумме очков. Были у меня и падения. Проводили Союз на Центральном стадионе, было тепло, и лёд таял. Соревнования перенесли на вечер, а потом и на ночь. На дистанции 1500 м я так разбежалась, что тренер сборной СССР Борис Алексеевич Кочкин кричал: «Ганна, молодец, здорово разогналась», но при входе в поворот под конёк попала крохотная прокладка из-под крышки лимонадной бутылки. Меня будто подкосило, я поднялась и побежала дальше, но это было бессмысленно. Однако как бы я ни падала, серьёзных травм у меня не было.

 dsc_8165m

Когда мировой конькобежный спорт «накрылся крышей», долгое время обсуждался вопрос, возводить ли над высокогорным катком защитные сооружения. Когда в помещении поддерживается постоянная температура, когда оно защищено от погодных влияний и лучей солнца, спортсмены находятся в равных условиях. С другой стороны, именно солнце растапливает верхний слой льда, на котором появляется водяная пленка, что делает бег на коньках более скоростным.

– То, что над катком нет крыши, сыграло со мной злую шутку в самом конце моей спортивной карьеры. Я бежала впереди по блинам – это когда лёд тает и на нём образуются лужицы, а потом ударит мороз и вода замерзает. За мной должна была бежать Людмила Воронина, которая тренировалась у Мая Ундеевича. Вот подула «труба», стало подмораживать. Хван пошёл в судейскую и предложил произвести непредусмотренную подготовку льда. Уважаемый человек, как откажешь. Состругали блины, отшлифовали лёд, Люда бежала в комфортных условиях и за счёт этого выиграла у меня сумму, а так я в очередной раз была бы в числе победителей. Вот была бы над катком крыша, и все бежали бы в равных условиях.

 dsc_8009m

Когда в окрестностях Алма-Аты появился каток с естественным льдом, мировые рекорды перекочевали из Давоса и Инцеля в Заилийский Алатау. В те годы в Союзе большинство сборов и соревнований по конькобежному спорту проходили в Сибири, где затяжные морозы на долгие месяцы сковывают лёд. Спортсмены из Казахской ССР не раз отмечали, что у них дома лёд был более быстрый. Тогда на алматинском стадионе «Спартак» залили каток, где многие конькобежцы смогли превысить собственные рекорды. Так родилась идея строительства катка на берегу реки Малой Алматинки, которая берёт начало в ледниках Заилийского Алатау. Известно, что тренировки на высоте благоприятно сказываются на подготовке атлетов, и 400-метровую площадку для катка нашли в среднегорье. Каток был открыт 5 февраля 1951 года, в этот день на девственном льду Медео конькобежка Софья Кондакова установила два мировых рекорда. Естественный каток просуществовал 17 зимних спортивных сезонов, и за это время здесь было установлено 47 мировых рекордов.

– В 1970 году, когда мне исполнилось 30 лет, меня стали называть ветераном и говорили, что пора уходить, – вспоминает Ганна Владимировна. – У меня только опыт накопился, как тренироваться на каждой дистанции, а тут уже и финиш близок. В марте мы бежали на соревнованиях ВЦСПС, и я заняла третье место, а заканчивать всё равно надо. Так я перешла на тренерскую работу и подготовила двух мастеров спорта – это Николай Бошман и Татьяна Смирных. Николай был победителем всесоюзных соревнований олимпийского резерва, а Валентина Бошман в своей группе два года подряд занимала первые места, ей не хватало пол-очка до мастера. Женя Назаренко выиграла турнир ЦС «Динамо». В следующей группе выступала Марина Нехлюдова, на первенстве ЦС «Динамо» она победила на всех дистанциях и по сумме была первой. Дима Громов из ЦС «Трудовые резервы» тоже показывал хорошие результаты.

…В 72-м был возведён высокогорный спортивный комплекс с искусственным льдом. Строительство катка было объявлено ударной комсомольской стройкой, где трудились 1300 человек. Быстрый лёд Медео, кристаллизовавшийся из талой ледниковой воды и обласканный горным солнцем, позволил советским конькобежцам отвоевать у зарубежных соперников немало громких побед. Но это было уже то время, когда Ганна Владимировна Якимчук поднималась на Медео, чтобы работать со своими воспитанниками и болеть за них на соревнованиях.

Алматы

Ваш комментарий