В защиту охоты

Фёдор КАРПОВ,
орнитолог, почётный член Союза обществ охотников и рыболовов РК
Я много лет, с детства, увлекаюсь охотой, и всё это время мне постоянно приходилось сталкиваться с самым разным отношением к этому древнейшему занятию человека – от восторженной страсти до резкого порицания…

Мне, можно сказать, повезло, отец с малолетства таскал меня по степям и горам, а моими любимыми книгами, которыми я зачитывался, были произведения Бианки, Аксакова, Спангенберга, Зверева, Пермитина, Правдухина и ещё многих других замечательных как отечественных, так и зарубежных писателей. Любовь к дикой природе определила и мой выбор профессии – я очень мечтал и со временем стал орнитологом.

Занимаясь любимым делом, объездив с экспедициями практически весь Казахстан, я и здесь не расставался с охотой. Этому немало способствовало и то важное обстоятельство, что большинство людей моей профессии (преимущественно мужского пола), которых я уважал и старался брать с них пример, были охотниками. Перечислять всех я не буду, их достаточно много, но некоторых всё же назову: В. Н. Шнитников, Н. А. Зарудный, И. А. Долгушин, М. Н. Корелов, И. Ф. Бородихин, Э. Ф. Родионов, Э. И. Гаврилов.

К чему это? Просто часто от противников охоты в их эмоциональном порыве негодования приходится слышать что «все охотники – это убийцы, жаждущие крови, и они аморальны по своей сути!» Поэтому в подобных случаях хотелось бы нашим «просвещённым» оппонентам посоветовать быть аккуратнее со своими оценками.

karpovМоя любовь к природе и охоте (а для меня эти понятия неразделимы) черпалась не только из прозы названных выше авторов, но и из прекрасных произведений наших художников-анималистов: А. Н. Формозова, А. Н. Комарова и, конечно же, Вадима Алексеевича Горбатова. Здесь мне хочется привести слова этого человека, своими чудесными рисунками, сделавшего для воспитания у многих людей любви к природе столько, что не под силу целой армии говорунов. Не будучи сам охотником, он написал о них следующее: «Вопреки широко распространённому мнению, что охотники – это враги природы и животных, я убедился в обратном. Настоящие охотники – это люди, влюблённые в дикую природу, люди понимающие, жалеющие и берегущие её». Для западно-ориентированных противников охоты как таковой, можно процитировать и американского представителя: «Для тех же, чьи сердца бьются сильнее от свиста крыльев и кряканья уток, дикая природа обретает особый смысл и важность. Это уже не благоприобретённый вкус: инстинкт, находящий радость в поисках и преследовании дичи, глубоко въелся в нервную ткань человечества.

Любовь к охоте можно назвать почти физиологическим свойством человека. Некоторые люди способны обходиться без возможности дать волю своему охотничьему инстинкту или сдержать его, так же как, я полагаю, есть люди, способные жить без работы, игры, любви, дела или другого приложения своих сил и энергии. Возможность свободно проявлять все нормальные инстинкты теперь причисляется к прирождённым правам человека, а лишение этой возможности считается антисоциальным». Эти строки написал замечательный американский эколог Олдо Леопольд.

koramsakТо, что сейчас положение с охотничьим хозяйством, как и вообще с охраной природы, в нашей стране находится в удручающем состоянии, нам известно не хуже, чем отвлечённым критикам охоты. У нас ощущается крайний недостаток квалифицированных кадров в этой области. Командно-бюрократические методы ведения охотничьего хозяйства ещё больше усугубляют положение дел, а раз нет чёткой организации, и особенно персональной ответственности, то и спросить, стало быть, не с кого. В любой сфере человеческой деятельности очень трудно добиться положительных результатов без грамотных специалистов всех уровней, но где, а главное, как в нашей большой стране в настоящее время готовят эти кадры? Отношение к охоте в нашей стране какое-то однобокое и всё больше потребительское. Одни непременно желают хоть «чего-нибудь» добыть, другие с тем же рвением хотят взять с них за это деньги. Состояние же угодий и обитающей в них дичи мало кого заботит. На безрадостном фоне всего этого те немногие, грамотные и по-настоящему болеющие за дело люди, преодолевая бюрократические препоны, как-то пытаются возрождать охотничьи хозяйства, но постоянно сталкиваются с необоснованными запретами. Страдают от этого только законопослушные охотники, которые стараются следовать существующим правилам, строго соблюдать охотничий этикет. Нашим оппонентам, самолично взявшим на себя роль судей, давно пора всё же делать различия между настоящими охотниками и просто «человеком с ружьём». Последних, к горькому сожалению, в нашем обществе ещё хватает. Главная их цель – пострелять. Таких «стрелков» мало интересуют охотничьи традиции, сами объекты охоты, их особенности, образ жизни, да они практически не знают их и не хотят знать.

Такие случайные в охоте люди нередко весьма состоятельны, они имеют повышенной проходимости транспорт, моторные лодки, мощное оружие, а главное – многочисленные связи в нужных структурах, делающие их почти неуязвимыми. Для них не существует сроков и заповедных уголков. Посудите сами, почти 50 процентов территории нашей страны охвачены заповедниками, заказниками, нацпарками, на которых охота запрещена круглый год. Думаете, что там не охотятся? Ещё как! Но уверяю вас (да вы и сами это прекрасно знаете), что простой человек с охотничьим билетом туда не поедет. Охота с фарой, рыбалка с током – для них норма. После себя – горы мусора, а то и выброшенная за ненадобностью сверх меры отстреленная дичь. Эти люди, ставящие себя выше других, и в повседневной жизни ведут себя антисоциально. Они враги для всех нас, кто не представляет свою жизнь без дикой природы, но они не прилетели к нам с Марса, они – часть нашего общества, оглянитесь вокруг. Неужели с этим нельзя справиться? При надлежащем внимании к этой проблеме соответствующих государственных органов ещё как можно. Взять, к примеру, Карачингильское госохотхозяйство, расположенное недалеко от мегаполиса Алматы, так чего там только нет: фазаны, олени, кабаны… В чём же причина такой вопиющей разницы с прилегающими угодьями? – всего лишь в реальной охране!

Пора наконец уяснить, что пока экологическому воспитанию у нас не будет уделяться достаточного внимания, перемен к лучшему не произойдёт. С самого раннего возраста, с начальных классов ребёнку должно прививаться бережное отношение к окружающей нас природе. Если первоклассник, не задумываясь, бросает себе под ноги обёртку от мороженого и его не одергивают взрослые, можно не сомневаться,  что, повзрослев, сорить он будет ещё больше. Если ребёнок, иногда даже подбадриваемый родителями, топчет ногами перебегающего тротуар жука или бросает камнем в сидящую на заборе кошку, что из такого вырастет? Много ли у нас телепередач о родной природе? Nat Geo Wild, Animal Planet или Live Planet – это, конечно же, здорово, но где своё? Восторгаться синими китами можно, но и знать, что и как живёт рядом с нами, тоже надо. Стенаниями, что всё погибло, ничего не изменить, не лучше ли что-нибудь полезное сделать самому. Подкормить зимой птиц, почистить от мусора берег реки, да мало ли чего ещё. Давайте для начала, положа руку на сердце, честно признаемся себе, что для многих наших сограждан дикой природы просто не существует. Она где-то там, в параллельном мире, и если эта природа или какая-то её часть, вдруг исчезнет, они этого даже не заметят. Так что в спорах не надо, пожалуйста, выступать, как это часто бывает от «возмущённого большинства» – его у нас просто нет. Другое дело, те люди, которые, не являясь охотниками и рыболовами, искренне ценят и любят родную природу. Их у нас пока относительно немного, но они, безусловно, заслуживают всякого к себе уважения. К сожалению, именно с этой группой чаще всего и вступают в конфликт охотники, хотя цели и у тех и у других, в принципе, одни и те же – сохранить дикую природу во всём её многообразии. Вместо того же, чтобы совместно, найдя в этой проблеме точки соприкосновения, искать приемлемые для всех варианты спасения родной природы, мы обмениваемся лишь бесполезными упрёками в адрес друг друга. Здесь хотелось бы отметить такой небезынтересный факт: многие нынешние непримиримые противники охоты в молодости тоже пытались приобщиться к поклонникам Дианы. Кому-то помешали обычные жизненные обстоятельства: охотился парнишка, горя не знал, а как женился, то его охотничья страсть сразу же перестала умещаться в семейный бюджет (по мнению тёщи) – разоружили! Другой вроде и самостоятельный, но, то лисёнка не по злобе застрелит, то ещё чего натворит. Понял, что не его это, – бросил. Причин много, и они часто такие, что сознаться в них даже самому себе как-то зазорно. Отсюда и надуманное объяснение для других, дескать, всё осознал, вовремя спохватился и встал на правильный путь. Бог им судья! Хуже другое, что в это самое время не состоящие ни в том ни в другом лагере, но и не особо обременяющие себя заботами о будущем, без оглядки уничтожают то, что всем нам так дорого.

Кроме того, сетуя, что всего становится меньше и меньше, не надо забывать и о том, какой колоссальный вред природе наносит и иная деятельность человека: прогрессирующее загрязнение окружающей среды, масштабное изменение природных ландшафтов (строительство дорог, трубопроводов, ЛЭП, добыча полезных ископаемых и т. д.). Постоянно увеличивающееся население Земли волей-неволей отнимает у природы всё большее жизненное пространство. Влияние всех этих факторов сильнейшим образом негативно сказывается на состоянии растительного и животного мира планеты, а так как мы все так или иначе пользуемся достижениями технического прогресса, то определённая доля вины лежит на каждом из нас.

В противостоянии охотников и их противников, последние постоянно обвиняют охоту и её сторонников в негуманности. Как, дескать, можно убивать живые существа? Подумать только, сколько в этих обвинениях лицемерного ханжества (или подлости?). Я думаю, никто не станет спорить, что в нашей, не очень тёплой по климату стране, к тому же, родине кочевых народов, почти все едят мясо животных. Так какое же моральное право имеют те, кто покупает это мясо на рынке, обвинять тех, кто добывает его в поле. «Как это только у них поднимается рука превратить красавца селезня или фазана в безобразный окровавленный кусок мяса», утерев свой рот от только что съеденной куриной ножки или говяжьей отбивной, гневно вопрошает безвозвратно урбанизированный «защитник природы». Ему, живущему в искусственно созданном мире (неподалёку от супермаркета), никогда не понять охотника, который восхищается и вылетевшим из заснеженного куста живым петухом и долго любуется роскошным оперением уже добытой им птицы. До сих пор люди с нормальной пищевой ориентацией в красочных натюрмортах из битой дичи, написанных великими художниками эпохи Возрождения, видят красоту, а не «обезображенные трупы». Если дальше следовать ханжеской логике наших противников, то сельские жители ещё хуже охотников. Эти вообще… с утра до вечера возятся со своей домашней живностью, души в ней не чают, называют своих четвероногих и пернатых питомцев самыми ласковыми именами, а потом бац топором по шее или ножом от уха до уха. Вот тебе и вся любовь! Ну, просто отморозки какие-то. Что уж тут говорить о массовом производстве сельскохозяйственных животных, основном источнике всех поступлений на магазинные прилавки. Так там вообще мрак и ужас. Одних только кур забивают миллиарды (!) в год. Мне всегда хочется спросить у иных, особо рьяных блюстителей нравственности, когда они с аппетитом уминают казы или бараний шашлык, а не снятся ли им по ночам умные выразительные глаза лошадей или белые кучерявые ягнята на зелёном лугу?

Война между сторонниками и противниками охоты имеет свою давнюю историю и, наверное, так будет продолжаться всегда. Это и понятно, ведь каждый человек смотрит на окружающий его мир своими глазами и у него на всё есть своё особенное мнение, хоть в чём-то, но не схожее с другими. Это противоборство проявляется буквально во всём, не только по отношению к охоте. Все люди воспринимают истину только в своей интерпретации, поэтому она всегда «где-то рядом», но многих это как раз и не устраивает, потому как они непременно хотят любой ценой быть единственно (!) правыми.

В этом году в Казахстане закрыли весеннюю охоту на селезней уток, а также самцов тетерева, глухаря и вальдшнепа. Сделали это без широкого обсуждения с охотничьим сообществом нашей большой страны (120 тыс. зарегистрированных охотников), просто поставив всех перед уже свершившимся фактом. Высокие чиновники, лишившие значительную часть наших законопослушных граждан их краткосрочного весеннего праздника, руководствовались биологическим обоснованием, составленным несколькими нашими учёными-специалистами: С. Л. Скляренко, С. Н. Ероховым и В. В. Хроковым. Правда, С. Н. Ерохов, живущий сейчас в России, на запрос об его авторстве этого обоснования в ответном письме от него отказался.

Споры о возможности весенней охоты велись уже давно. Последний «круглый стол» по этому поводу был в 2014 году. Тогда вроде бы сошлись на том, что весенняя охота должна проводиться в отдельных, положительно зарекомендовавших себя охотхозяйствах, под строгим оком егерей. Главным условием было и требование, чтобы местные органы в каждом отдельном регионе открывали охоту только в самом начале весеннего пролёта, когда ни о каком гнездовании птиц не идёт и речи. Но дело, как это часто бывает, по разным причинам застопорилось. Одни, настаивая на своём, не хотят даже слышать мнение противоположной стороны, другие всё же как-то пытаются найти приемлемый для всех компромисс. В 2017 году этот наболевший вопрос был поднят снова, но уже кулуарно, без лишних (наиболее заинтересованных) фигурантов, чтобы те не мешали принятию нужного решения. На словах можно быть за или против весенней охоты, это личное дело каждого, но если уж вы берётесь за такое важное, касающееся многих наших граждан дело, так отнеситесь к этому с полной ответственностью. Если у вас действительно есть достоверные научные данные, об изменении численности у конкретных видов, о которых идёт речь, о негативном влиянии на них весенней охоты, то предъявите их. Поделитесь фактами. Кто (ф. и. о. специалистов), когда (даты) и где (конкретные охотугодья) проводил эти учёты? Тогда уже на основе этих данных внятно объясните своим согражданам, на каком основании вы предлагаете закрыть ограниченную весеннюю охоту. Объясните, что к чему, чтобы всем было понятно, и если люди (большинство) поймут вашу правоту, они вас обязательно поддержат. Всё должно быть предельно ясно, тут «либо ДА, либо НЕТ, а всё, что свыше того, – от лукавого». Представленное же в 2017 году обоснование составлено крайне непрофессионально и безграмотно. Большая часть этого, по-видимому, чьего-то заказа (?) для объёма и солидности заполнена откровенной «водой». Иначе зачем, например, автор приводит взятое из научной литературы абсолютно ненужное в данном случае пространное описание биологии охотничьих видов птиц, включая даже тех, на которых нет весенней охоты? Когда же составитель пытается вставить свои «знания» (кандидата биологических наук!), то понимаешь, что он явно не в теме. Приведу несколько наглядных примеров. Автор считает, что «природный» (заметьте, не половой!) диморфизм (различие внешних признаков у птиц разного пола) в весеннее время у наших уток выражен только у кряквы (Anas platyrhynchos). Также только у этого вида можно различить в весеннее время селезня и утку по голосу. Каково! Вот ещё один перл: «в осеннее время у многих видов уток, селезни составляют только 10 процентов, поэтому весной их добывать нельзя», ну как можно такое комментировать? Как вообще можно сравнивать недостоверные данные (а они именно такие) и на их основании делать «притянутые за уши» выводы? Это же обыкновенная фальсификация. Пусть даже вами и движут (может быть) благородные мотивы, зачем же так лгать? Благими намерениями известно, куда путь выложен. И уже совсем недопустимо огульно обвинять всех охотников (а заодно и рыбаков) в оскудении нашей природы, среди которых есть (и немало) вполне достойные люди, не чета некоторым.

Насчёт того, что в Европе весенняя охота запрещена безоговорочно, тоже не совсем верно. Во-первых, при их мягком климате они и так охотятся почти круглый год, но тем не менее приведём немного конкретики. Так, в странах Иберийского полуострова, например, охотятся весной на петушков красной куропатки (Alectoris rufa), близкого вида нашему кеклику, подманивают на манную птицу и стреляют. В Исландии, на весеннем пролёте, с мотоботов (!) отстреливают чистиковых птиц. И всё это объясняется сохранением традиций, которые для них очень важны. Я уже не буду вам, особенно «городским и сердобольным», рассказывать про большую любовь французов и итальянцев к певчим птицам, которые, спасаясь от наших морозов, летят в тёплую Европу на зимовку и очень многие из них находят там свой конец. В европейских семьях как ценные реликвии хранятся шкатулки с зеркалами, блеском которых привлекают поющих жаворонков, но и тут же опять, лишь дорогая сердцу европейца традиция. Мы же с вами, по мнению наших противников, вальдшнепа на тяге добываем (по своей дикости), не иначе как для того, чтобы пополнить в своих холодильниках мясной запас. То, что охоте на тяге в нашей литературе посвящено очень много прекрасных строк (одно стихотворение Алексея Константиновича Толстого чего стоит!), нашими оппонентами во внимание не берётся (либо отечественные писатели им претят, либо просто не читали). Можно, конечно, посмотреть на этот вопрос и с другой стороны, тогда все становится ещё проще: необходимо сделать так, чтобы на Запад (на зимовку) улетело по возможности больше этих, столь горячо любимых европейцами куликов, хотя там и так изымается до 90 процентов (!) всех добываемых вальдшнепов.

Несправедливо было бы оставить без внимания и письмо В. В. Хрокова. Всё-таки в отличие от непримиримых «зелёных» он свой брат-охотник. Сразу оговорюсь – я тоже против той весенней охоты, которая сейчас практикуется у нас, но я не против весенней охоты как таковой. Теперь несколько строк о письме. Вы пишете, что «В Российской империи весенняя охота была запрещена в 1892 г.», но почитайте того же М. А. Мензбира (1900); С. Н. Альфераки (1911) или Л. П. Сабанеева (1904), им-то, я надеюсь, вы доверяете, там вы такого не найдёте. Дальше сообщается, что писатель-натуралист Борис Щербаков сказал, будто бы в старину (в какую?) в русских селениях (где?) запрещалась весенняя охота. А вот другой, более известный писатель С. Т. Аксаков, который жил в первой половине XIX века среди этих самых «русских селений» и знал о них не понаслышке, писал: «Самое дорогое и поэтическое время для ружейного охотника – весна: пролёт и прилёт птицы!» Кому верить? Правда же заключается в том, что кто бы чего ни говорил, а во время массового весеннего пролёта, у нас на птиц охотились всегда. Запреты обычно остаются на бумаге. Это потом уже, когда прилетевшая птица оседала на местах и приступала к гнездованию, охота на неё прекращалась до того самого Петрова дня (12 июля), о котором вы говорите. Гибче надо быть, природа природой, но и о людях забывать нельзя. Другое очень сомнительное предположение автора, что весеннюю охоту в настоящее время «пробивают» чиновники от охоты и «крутые» охотники. Валерий Васильевич, вы в какой стране живёте? Да плевать хотели эти самые чиновники и «крутизна», открыта охота или закрыта – они-то как раз поедут, когда и куда хотят. Для части наших сограждан строгость отечественных законов компенсируется необязательностью их исполнения.

И наконец, в своём заключении о вреде весенней охоты вы приводите выдержку из моей любимой книги «Календарь песчаного графства» Олда Леопольда. Ну зачем вы так, Валерий Васильевич? Автор там пишет об осенней охоте и имеет в виду совсем другое. Вашу позицию не ездить на весеннюю охоту можно ещё понять, но если вы внимательно прочли это обоснование, то должны были заметить, что оно направлено против охоты вообще.

Ещё раз повторюсь, что любой нормальный настоящий охотник заинтересован в сохранении природных богатств нашей страны и с горечью воспринимает их безудержное нынешнее разграбление. Однако те, кто ищет и находит виновников в оскудении нашей природы в лице законопослушных (зарегистрированных) членов охотобществ Казахстана, напоминают мне один старый анекдот. «Мужик ползает под фонарным столбом и что-то упорно ищет. На вопрос, что он здесь делает? – он, показывая рукой в темноту, отвечает: я там потерял свой кошелёк. Так там и ищи! Нет, здесь светлее, возражает искатель». Так, может быть, и вы не там ищете?

Ваш комментарий