Художник и альпинист

Галина МУЛЕНКОВА
По традиции в День памяти, когда у мемориала Погибшим в горах собираются альпинисты разных поколений, свои работы привозит сюда Валерия Петровна Кистанова – художник и ветеран альпинизма. Смотришь на её картины, и тебя пронизывает прохлада высокогорья, будто ветер приносит едва уловимый медовый запах альпийских лугов. Художница умеет передать настроение, изображая неприхотливые горные цветы и пейзажи.  Когда склоны освободятся от снега, в проталинах появятся альпийские розы, за ними расцветут ирисы, тюльпаны, пионы, а летом в высокогорье появятся эдельвейсы.

Стать художником

В царское время её отец по Столыпинской реформе отправился из Поволжья в Сибирь осваивать новые земли. Валерия Петровна Кистанова родилась в Новосибирской области, где в 38-м отца расстреляли. Всё имущество «врага народа» было конфисковано, и восьмой ребёнок скончался от голода, когда у мамы пропало молоко. Валерия Петровна помнит, как вместе с бабушкой ходили по селу в надежде раздобыть что-нибудь из еды. Старший брат бежал от преследования в Казахстан – их дед по отцовской линии служил в царской армии и строил укрепление Верное, где и обосновались его двоюродные братья. В 39-м в Алма-Ату перебралась вся семья.

kistanova1

Жили на территории предприятия, эвакуированного из Махачкалы, где работал старший брат. На заводе имени Кирова выпускали военную продукцию, и в расположенном поблизости пятом цехе штабелями лежали оболочки торпед. Офицер Минаев снимал у них угол, а его ординарец Баянов топил печку. Оба молодых человека подружились с семьёй Валерии. Она была талантливой, хорошо училась, декламировала стихи, танцевала и рисовала. Тягу к искусству в ней разглядел Баянов, который был художником и где-то добывал для девочки бумагу, цветные карандаши, краски и кисти. Он говорил старшим, что Лере надо обязательно учиться в художественной школе.

Брат пропал без вести на войне. Вместе с Валерией учились дети эвакуированных артистов, музыкантов и художников, а на родительские собрания приходила мама Сони Кобзон, которая приводила и младшего сына Есика. Он пел фронтовые песни, а дети и взрослые с воодушевлением ему подпевали.  Валерия Петровна хотела бы подарить известному певцу написанные маслом эдельвейсы, но не сложилось…

После седьмого класса Валерия поступила в театрально-художественное училище. Преподаватели – эвакуированные из Ленинграда художники и фронтовики: Бортников, Подковыров, Леонтьев, Зальцман. Преподавал там и выпускник этого училища алматинец Евгений Михайлович Колокольников. А профессор живописи Абрам Маркович Черкасский, который учился у самого Репина, говорил студентам, чтобы искали свой бриллиант в кучах мусора. Он рассказывал студентам о жизни до революции, а когда перед ними усаживалась обнажённая модель, учил ребят относиться к натурщицам уважительно. Он говорил, что художник и зодчий, скульптор и музыкант, поэт и писатель несут народу культуру, а посему должны быть культурными.

Стать альпинистом

Из всех преподавателей Колокольников был самым молодым и спортивным. Говорили, что его с семьёй, с фотоаппаратом и  «спидолой» часто видели в горах. Он вёл рисунок и перспективу, а однажды рассказал студентам об альпинизме и о том, как вместе с двумя товарищами взошёл на Хан-Тенгри. Высокий, красивый, умный, он умел говорить так, что в аудитории стояла полная тишина. Евгений Михайлович показал фотографии, и студенты впервые узнали о коварных камнепадах, снежных лавинах, ледовых трещинах, космических ветрах и перепадах температур. Нестерпимые головные боли на высоте, холодовая усталость и даже увечья, полученные во время восхождения – всё это компенсировалось достижением вершины.

kistanova

Преподаватель поведал о том, что «…их альпинизм начинался от порога родного дома, когда они вскидывали на плечи рюкзаки и не снимали их до конца пути», как караван лошадей преодолел 250 километров по горным тропам через перевалы, 60 километров шли по моренам и 10 вёрст топали по леднику Иныльчек, изрезанному вдоль и поперёк трещинами длиной до пяти – десяти метров. Отсюда открылась невероятная по своей красоте горная панорама, над которой главенствовала пирамида пика Хан-Тенгри.

kistanova5Когда Колокольников спросил, кто хочет заниматься альпинизмом и учиться у лучших инструкторов альплагеря, поднялся лес рук, и только фронтовики оставались безучастными, потому что на войне «наелись» экстрима.

Справка

Центральная, наиболее труднодоступная часть горной страны Тянь-Шань, долго оставалась загадкой для географов, и район пика Хан-Тенгри был белым пятном на картах. Первым европейским исследователем Тянь-Шаня был Петр Семёнов, получивший за свой научный труд титул Тянь-Шанского. Он составил схему орографии этой горной страны в виде системы хребтов, собрал горные породы и узнал геологическое строение этих гор.

Увидев с одного из хребтов пик Хан-Тенгри, Семёнов записал в дневнике: «Когда мы добрались к вершине горного прохода, то были ослеплены неожиданным зрелищем. Прямо на юг от нас возвышался самый величественный из когда-либо виданных мною горных хребтов. Он весь, сверху донизу, состоял из снежных исполинов, которых я мог насчитать не менее тридцати. Весь этот гребень был покрыт нигде не прерывающейся пеленой вечного снега. Как раз посередине этих исполинов вздымалась одна, резко между ними отделяющаяся по своей колоссальной высоте белоснежная остроконечная пирамида, которая с высоты перевала превосходила высоту остальных вершин вдвое».

В 1902 году немецкий географ Готфрид Мерцбахер впервые поднялся к ледникам Тянь-Шаня, и озеро на леднике недалеко от пика Хан-Тенгри было названо его именем. В 1929 году внутренний Тянь-Шань исследовал украинский путешественник и альпинист Михаил Погребецкий. Он поставил целью восхождение на Хан-Тенгри и вернулся в самое сердце Тянь-Шаня в 31-м.

kistanova3

Они неделями шли в горы, неся в рюкзаках свои дома-палатки, ведя под уздцы лошадей, навьюченных мешками со снаряжением. В 1936 году вершины Хан-Тенгри достигли участники первой казахской экспедиции на Хан-Тенгри Евгений Колокольников, Леонид Кибардин и Иван Тютюнников. На спуске вконец уставших восходителей едва не настигла беда – сорвался Кибардин, сдёрнул идущего за ним Колокольникова, но Тютюнников успел закрепиться и удержал связку. Как писала инструктор Вера Степанова, «…в этом-то и есть несложная философия альпинистской связки – либо всем спастись, либо рухнуть в пропасть, но тоже всем». Когда силы альпинистов были на исходе, снизу подошли и протоптали в снегу тропу их товарищи. В газетах тех лет появились материалы с большим количеством восклицательных знаков. В публикациях было много пафоса и революционного энтузиазма, что являлось характерной чертой той эпохи. Их встречали, как героев, и о казахском альпинизме заговорили.

kistanova6В 1941-м многие альпинисты сменили ледорубы на винтовки и ушли на фронт. В Панфиловской дивизии воевали участники экспедиции на Хан-Тенгри Евгений Колокольников и Хаби Рахимов. С кавказских высот выбивал бойцов элитной немецкой горнострелковой дивизии «Эдельвейс» майор Иван Тютюнников.

Художник Евгений Колокольников был автором многих значков, а из шести тысяч эскизов, представленных на конкурс значка ГТО, был выбран именно  его рисунок.

Стать мастером спорта

В альпинистском лагере бесплатно выдавали экипировку и обувь, три раза в день кормили досыта, а на восхождение выдавали шоколадку и сок, что в то голодное время было немаловажно. Иван Тютюнников был начальником учебной части, лекции читал Михаил Грудзинский, старший инструктор Вера Степанова была наставником и воспитателем.

Альпинизм тех лет – это общность интересов образованных людей разных национальностей со всего Советского Союза, встречи с друзьями на горных тропах и вечера у костра, когда рассказывали друг другу о пройденных маршрутах и пели любимые песни. Всё это было настоящим подарком судьбы, и Валерия приносила с гор этюды,  за которые преподаватели ставили высокие оценки. А школа инструкторов горной подготовки свела её с людьми, которые погибли на Победе в 1955-м. Когда семью Кистановой выселили с территории завода, на несколько месяцев их приютил Владимир Шипилов, который через несколько лет будет руководить группой восходителей на пик Победы, а из двенадцати участников вернётся на большую землю только Урал Усенов.

kistanova4

Валерия дружила с альпинистами Фуатом и Бабиром Мансуровыми. Однажды в связке с Фуатом Мансуровым, который позже станет дирижёром оркестра Большого театра, ходила балерина Машенька, которую между собой ребята называли Матильдой. Вера Петровна Кистанова с улыбкой вспоминает, что в стране было такое поветрие, когда интеллектуалы употребляли крепкие выражения. Из уст Матильды это звучало забавно, и ей простили всё и сразу, когда на вершине она била ножку о ножку, демонстрируя фрагмент из балета «Щелкунчик» в отриконенных ботинках весом в три кило.

В 26 лет Валерия Петровна Кистанова получила удостоверение мастера спорта по альпинизму. Её посылали учиться в Ленинград, но она заболела и не окончила училище имени Репина. Работала учителем черчения и рисования в школе под Питером, потом вернулась в Алма-Ату, где продолжала учить детей. А горы остались с ней навсегда: в цветах, что расцветут весной на альпийских лугах, в набросках и этюдах, где изображены горные вершины, в пейзажах, которые украшают дома многих знакомых альпинистов.

Фото автора

Ваш комментарий