Рис. 02. Заболоченный участок берега – биотоп горного подвида серого журавля.
1 мая 2011 г. Фото автора

Это озеро под названием Борадобусун часто упоминается в публикациях В.Н. Шнитникова (18731957), включая и его главную монографию – книгу «Птицы Семиречья» (1949). Судя по всему, Владимир Николаевич любил это место и нередко бывал здесь. Из современных орнитологов чаще других бывали на этом озере О.В. Белялов (19602020) и Н.Н. Березовиков (1956––2022), что хорошо прослеживается по их орнитологическим публикациям, включая и совместную обзорную статью по горным долинам Северного и Центрального Тянь-Шаня (Березовиков, Винокуров, Белялов, 2005). Мне довелось побывать на Тузколе дважды – в июне 1993 г. с Б.М. Губиным на обратном пути из Чулкудысу и в конце июля 2002 г. в составе немецко-киргизской зоологической экспедиции, возвращаясь из Джунгарского Алатау; но оба раза – проездом, не останавливаясь больше, чем на полчаса-час.

Поэтому, когда Олег Белялов в 2011 г. предложил мне съездить на пару дней на Тузколь, я тут же с радостью согласился. Дело в том, что вот уже два года известный московский зоолог (а когда-то наш алматинский юннат) Валентин Ильяшенко буквально «бомбил» меня из Москвы интересной информацией о подвидовой самостоятельности высокогорных популяций серых журавлей (Grus grus subsp.). Побывав в высокогорье Закавказья с армянским орнитологом Мимиконом Касабяном, он описал новый подвид, назвав его в честь нашего общего друга, руководителя Международного Фонда охраны журавлей Джорджа Арчибальда Grus grus archibaldi. При этом он всё время высказывал идею, что серые журавли, обитающие в высокогорье Тянь-Шаня, также, скорее всего, представляют самостоятельный подвид. И предложил мне в 2010 году вместе съездить туда в апреле-мае. Даже договорились с ним, что мы съездим туда втроём на машине Олега Белялова. Однако у меня это не получилось, и вместо этого они взяли в эту поездку Бориса Жуйко. Поездка оказалась удачной, они нашли гнёзда журавлей и в результате описали подвид Grus grus korelovi, дав ему русское название «тибетский». Мне оставалось только сожалеть, что не смог поехать.

Через год ситуация сложилась так, что в следующую поездку 2011 года Валентин Юрьевич сам уже не смог поехать и попросил Олега Белялова хоть на день съездить на Тузколь и посмотреть там журавлей. Олег предложил поехать мне и Феде Карпову, оба мы согласились.

Эта двухдневная поездка на озеро Тузколь в Центральный Тянь-Шань запомнилась мне очень ярко. Выехали мы рано утром 1 мая 2011 г. В этот раз мы поехали с ночёвкой – значит, можно сделать две полноценные экскурсии, днём и вечером. Когда вместо своего видавшего виды красного «Pajero» Олег предложил мне сесть в какую-то маленькую легковую машину явно городского, «паркетного» вида, я был немало удивлён, тем более что за рулём сидела молодая женщина. Это была Наташа Боровая, главный редактор журнала «Ветер странствий», увлёкшаяся бёрдвотчингом и в последнее время принимавшая очень активное участие в орнитологических делах, в т. ч. в создании Казахстанского отделения Мензбировского орнитологического общества, которым я тогда занимался как президент этого общества.

В данном случае ни машина, ни водитель как-то не вязались с поездкой в высокогорье. Правда, вскоре за руль сел Олег, и я начал верить в успех нашей поездки. Однако, после подъёма на Кегеньский перевал, где мы дали машине время передохнуть, фотографируя степных пустельг (Falco naumanni) около небольшой их колонии, устроенной прямо в искусственном скальном обрыве над дорогой, – машинка стала чихать и кое-как добралась до посёлка Кегень, где её пришлось ремонтировать при помощи местных умельцев, на которых надежды было ещё меньше. Тем не менее, после часа сплошных «консилиумов» (здесь собрались водители всех местных частных такси), когда из-под капота видны были только нижние части мастеров и размахивающие руки, мы всё-таки поехали и без приключений добрались до места.

Рис. 03. Панорама северных отрогов Терскей Алатау по пути на оз. Тузколь.
1 мая 2011 г. Фото автора
Рис. 04. За поворотом дороги – долгожданное озеро Тузколь. Фото автора

Ясная солнечная погода, свежая весенняя зелень степи и сидевшие на проводах только что прилетевшие яркие золотистые щурки (Merops apiaster) и коноплянки (Acanthis cannabina), а также песни жаворонков создавали какое-то особенное, праздничное настроение в этот день, бывший когда-то для всех нас праздником международной солидарности трудящихся (ныне – праздник единства народа Казахстана). Впереди открывались панорамы гор (рис. 3) – одна заманчивее другой.

Рис. 05. Тузколь – первое впечатление. Фото автора

И котловина озера Тузколь (рис. 5) в этот раз показалась мне какой-то особенно красивой, хотя за облаками не было видно главного украшения – пика Хан-Тенгри. Впрочем, ближе к вечеру и его верхушка тоже прорезалась среди сизоватой облачной массы, создавая впечатление парящей вершины (рис. 6).

Рис. 6. Пик Хан-Тенгри, парящий в облаках. 1 мая 2011 г. Фото автора

Рис. 07 и 08. Гнездо серого журавля и место его расположения на болоте.
1 мая 2011 г. Фото автора
Рис. 09 и 10. Хозяева гнезда – серые журавли тибетского подвида. 1 мая 2011 г. Фото автора

Вскоре на кочковатом болотистом берегу мы встретили пару серых журавлей и нашли их гнездо с двумя яйцами (рис. 7-10), а вокруг оказалось скопление из нескольких десятков огарей (Tadorna ferruginea) – день явно складывался удачно, хотя от него и оставалось всего пару часов.

Рис. 11 и 12. Олег Белялов и Федя Карпов наблюдают птиц. Скопление огарей.
1 мая 2011 г. Фото автора

За это время нам надо было найти место для ночёвки, устроить лагерь и приготовить праздничный ужин – как-никак Первое мая, да и сам по себе Борадобусун для меня лично – тоже праздник.

На ночь стали около небольшого родника, вытекавшего из-под скального выступа северного берега и явно обладавшего признаками радона. За ужином вспомнили, что это место описывал в одной из своих книг Владимир Николаевич Шнитников, ночевавший здесь около 100 лет назад. И как напоминание о том далёком прошлом из темноты вынырнул верхом на ишаке местный чабан (рис. 15), который ну никак не мог не поинтересоваться – кто же это здесь появился…

Рис. 13. Вечер в чиевниках Тузколя. 1 мая 2011 г.
Рис. 14. Закат в скалах.
Рис. 15. Чабан в ночи. Фото автора

А ночью в нашей машинке сработала сигнализация! Убедившись, что никто из нас ночью машину не посещал, мы только пожали плечами: чужим здесь взяться неоткуда, какая-то мистика…

Рано утром, ещё по темноте, Олег сказал вполголоса: «А Хан уже виден». Сон как рукой сняло! Отвернув полог палатки, я действительно увидел в серых сумерках остроконечную белую пирамиду, уходящую в небо. Пока видение не исчезло, я стал лихорадочно доставать фотоаппарат. На сделанных нескольких снимках Хан-Тенгри был едва виден, но я был счастлив – ведь с восходом солнца его могли снова закрыть облака, как это обычно и бывает.

Рис. 16. Утро, до восхода солнца, на озере Тузколь. 2 мая 2011 г. Фото автора

Рис. 17. Озеро Тузколь и пик Хан-Тенгри вскоре после восхода солнца. 2 мая 2011 г.
Фото автора

Однако не сей раз Небеса были благосклонны к нам: величественный Хан-Тенгри чётко вырисовывался на совершенно безоблачном небе ещё не менее двух часов! Только вволю наснимавши это чудо, я вспомнил о завтраке.

Рис. 18. Биотоп журавля-красавки на Тузколе. 2 мая 2011 г. Фото автора

Рис.  19. Гнездо журавля-красавки – на вершине второго справа бугра. 2 мая 2011 г.
Фото автора

Рис. 20 и 21. Гнездо красавки на вершине бугра, Олег Белялов фотографирует кладку. 2 мая. Фото автора

А вокруг нас непрерывно токовала в воздухе каменка-плясунья (Oenanthe isabellina). После завтрака, обходя озеро с другого конца, на высоком бугре мы с Олегом обнаружили гнездо журавля-красавки (Anthropoides virgo), которое совсем потрясающе смотрелось на фоне пика Хан-Тенгри (если лечь на землю!). Утро было и впрямь волшебное: ясно, ни облачка, и абсолютный штиль; на озере – зеркальная поверхность. Так бы никуда и не уезжал! Но предстояло ещё 300 км пути в обратном направлении, так что около 11 часов нам пришлось распрощаться с Тузколем…

И только заехав на обратном пути в Карачингиль, к Икару Бородихину, мы узнали, что вчера, 1 мая 2011 г., было довольно сильное землетрясение! Возбуждённый Икар в красках описывал, как трещали и наклонялись соседние жилые строения, а показывая на стоящий у его ворот мощный трактор К-700, говорил, что он вдруг запрыгал, как лягушка! Так вот почему сработала сигнализация в нашей машине! А мы, спящие на земле, ничего так и не почувствовали. Оказалось, что землетрясение началось ещё утром, когда мы ехали по трассе – в таком состоянии быстрого движения его можно было легко не заметить…

Рис. 22 и 23. Олег Белялов у гнезда красавки измеряет и описывает кладку яиц. 2 мая 2011 г. Фото автора
Рис. 24. Хозяева гнезда журавли-красавки ждут…          
Рис. 25.  Прощай, Тузколь. 2 мая 2011 г. Фото автора

*****

Прощался с Тузколем 2 мая 2011 г. только я, а Олег Белялов в последующие 9 лет не раз приезжал сюда, чтобы поработать с журавлями. Вместе с супругами Ильяшенко из Москвы и орнитологами нашей лаборатории во главе с Андреем Гавриловым они отловили и пометили спутниковыми передатчиками журавлей и проследили пути и сроки их сезонных миграций, получив бесценную для науки, документально подтверждённую информацию. И вовсе не случайно, что, когда 22 июля 2020 г. Олег погиб от ковида, друзья установили в его память стелу именно на берегу Тузколя.

Фото Николая Постникова

Рис. 26. Этот памятный знак Олегу Белялову установили на оз. Тузколь 19 октября 2020 г.

Место выбрано не случайно, это одно из любимых и посещаемых Олегом мест.


Автор петроглифа
Санжар Жубанов

Камень устанавливали: Канат Торебай, Булат Нусимбеков, Санжар Жубанов, Баратжан Сидиков, Искандер Ильдаров, Николай Постников 

Олег Вячеславович Белялов (23 августа 1960 – 22 июля 2020) за неполные 60 лет своей жизни, большая часть которой (с 1974 года) прошла на моих глазах, успел сделать удивительно много. Увлёкшись с раннего детства птицами и имея перед глазами яркий пример своего отца, знаменитого кинооператора Славы Белялова, снявшего лучшие фильмы о природе и животном мире Казахстана, Олег свою жизнь делил между орнитологией и киносъёмкой, к ним вскоре добавилась фотосъёмка (лучшие фотоальбомы о природе и животном мире Казахстана – его, Олега Белялова!). Но и этого было мало его пытливому уму и горячей душе: познакомившись в 1975 году в заповеднике Аксу-Джабаглы с лучшим ботаником Казахстана Анной Андреевной Иващенко, Олег прилежно выучил большинство цветковых растений, растущих в наших горах, степях и пустынях, отснял их и в результате они в соавторстве создали лучшие книги о тюльпанах и других цветочных растениях Казахстана. Сколько бы ещё мог создать и в науке, и в кинематографе этот талантливый человек, если бы коварный ковид не унёс его в расцвете творческих сил!..

Рис. 27. Первая вершина. Олег с отцом на вершине пика Советов (4200 м).
22 июля 1975 г. Фото Р.Г. Пфеффера
Рис. 28. Олег и Вячеслав Беляловы на вершине пика Школьник (3590).
Январь 1976 г. Фото В.И. Попова
Рис. 29. Олег и А.А. Иващенко. Аксу-Джабаглы. Фото Л.Е. Ишкова   
Рис. 30. На конференции. Фото автора

Рис. 31. Вячеслав и Олег Беляловы – авторы лучших фильмов о природе Казахстана.
Фото автора

Подробнее об Олеге Белялове см. в журнале-ежегоднике Selevinia-2020 (c. 7-98; https://selevinia.kz).

 

А.Ф. Ковшарь, 26 апреля 2023 г. – 20 марта2024 г.

keyboard_backspace
arrow_right_alt

Поделиться:

Ваш комментарий:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *